Судебные решения по вопросам защиты прав потребителей. Новое в судебной практике по спорам в области защиты прав потребителей

Закон о защите прав потребителей, пожалуй, можно считать самым часто употребляемым в нашей стране. Он предполагает решение наиболее часто встречающихся конфликтов между продавцами и покупателями, потребителями услуг и теми, кто их оказывает. Вместе с тем можно сказать, что судебная практика по этой категории дел все еще находится в стадии формирования. Поэтому Верховный суд регулярно выступает с обзорами и разъяснениями, обеспечивая тем самым единообразие применения законодательства в этой сфере общественных отношений.

Содержание

Потребитель и закон

Потребителем, с точки зрения закона является гражданин, который приобретает, заказывает, использует товары или услуги для своих личных нужд либо только выражает такое намерение. Потребитель выступает стороной гражданско-правовых отношений и имеет следующие права:

  • на надлежащее качество приобретаемых товаров или услуг, их безопасность для жизни, здоровья, имущества и окружающей среды;
  • на полную и достоверную информацию о самом товаре (услуге) и его производителях, продавцах и т. д.;
  • на защиту своих прав и интересов, в том числе судебную.

Правовое регулирование отношений с участием потребителей осуществляется различными нормативными актами, основным из которых является Гражданский кодекс. В нем устанавливаются общие правила для различных видов обязательств как с участием граждан-потребителей, так и без них.

Развитие и конкретизация положений ГК РФ, касательно прав и способов их реализации, содержится в специальном законе «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 г. N 2300-1. Применение его может быть прямо предусмотрено статьями ГК, но допускается также и применение в тех случаях, когда речь идет об отношениях не урегулированных в кодексе.

Как свидетельствуют обзоры судебной практики, наиболее часто отношения с участием потребителей возникают из таких гражданско-правовых договоров, как:

  • купли-продажи (в том числе недвижимости);
  • энергоснабжения;
  • найма жилья (включая социальное);
  • бытового и строительного подряда;
  • перевозки;
  • хранения;
  • возмездного оказания услуг (медицинских, туристических, связи и т. д.);
  • банковских и финансовых услуг;
  • страхования.

Существуют также специальные законы, касающиеся отдельных видов отношений, стороной которых могут быть граждане-потребители. В таком случае положения ГК и Закона о защите прав потребителей применяются в той части, которую специальный закон не урегулировал. Это прежде всего касается таких отношений, как:

  • участие в долевом строительстве;
  • банковский вклад;
  • личное и имущественное страхование;
  • перевозки;
  • энергоснабжение.

В то же время ряд отношений с участием граждан законодательством о защите прав потребителей не регулируется. Это относится, прежде всего:

  • к покупке государственных ценных бумаг, например, облигаций госзайма;
  • к членству в потребительских или строительных кооперативах, общественных организациях;
  • отношениям с органами власти и местного самоуправления, включая суды и т. д.

Права, подлежащие защите

Важнейшим закон признает право потребителя на надлежащее качество. Это достаточно широкое понятие, которое включает в себя множество отдельных характеристик товара, услуги или работы. Но решающее значение имею такие, как:

  • соответствие условиям договора (если в нем говориться о качестве);
  • пригодность для использования в целях, для которых приобретается;
  • безопасность для жизни и здоровья, имущества и окружающей среды;
  • соответствие существующим стандартам;
  • гарантийный срок.

Все эти качества, а также способы использования продавец должен быть готов продемонстрировать и подтвердить документами по первому требованию покупателя. Впрочем, эти условия применимы не только для , касаются они и оказания услуг или выполнения работ. В этом случае вся информация должна быть доведена до потребителя до заключения договора.

Безопасность товаров и услуг обеспечивается не только раскрытием и предоставлением информации об их свойствах и правильном использовании, но и установлением разного рода сроков, например, гарантийного или срока годности. Причинение вреда здоровью или жизни потребителя, возникшего из-за нарушений требований к безопасности, необходимо будет возместить.

Требования защиты нарушенного права на информацию в судебной практике встречается значительно чаще, чем жалобы на ненадлежащее качество и безопасность. Отсутствие или недостаточность необходимой и достоверной информации при заключении договора приводит к тому, что потребитель, недовольный своим выбором обращает свой гнев на продавцов и производителей.

Перечень необходимой информации имеется в ст. 9 и 10 закона о защите прав потребителей. Информация о продавце (исполнителе, производителе), включает:

  • фирменное наименование;
  • адрес;
  • режим работы.

О товаре (услуге, работе) должно быть известно следующее:

  • соответствие требованиям ГОСТ, ТУ и пр.;
  • потребительские свойства, состав, условия хранения и использования;
  • количество, объем, вес;
  • цена и условия приобретения, включая информацию о кредите или рассрочке;
  • срок службы, гарантийный срок и др.;
  • правила эффективного и безопасного использования.

Способы защиты прав потребителей

Поскольку отношения с участием потребителей относятся к гражданско-правовым, то для их защиты используются соответствующие способы. Они изложены в ст. 11и 12 ГК РФ и их можно разделить на две группы:

  • судебные;
  • внесудебные (в том числе самозащита).

О возможности обращения в суд говорит и ст. 17 закона о ЗПП. При этом нет непременного требования соблюдения досудебного порядка урегулирования возникших разногласий. Потребитель вправе выбрать любой, устраивающий лично его, способ решения своей проблемы.

Что же касается конкретных действий, то при нарушении своих прав потребитель может потребовать:

  • безвозмездно устранить недостатки или возместить затраты на их самостоятельное устранение;
  • уменьшения цены;
  • замены на аналогичный товар или услугу (недвижимость — исключение), как с перерасчетом, так и без него;
  • расторжения договора и возврата уплаченных средств;
  • возмещения возникших убытков, выплаты неустойки.

Однако это возможно сделать только в том случае, если в приобретенном товаре или заказанной услуге были обнаружены недостатки. А в технически сложном товаре эти недостатки должны быть существенными. Верховный суд в Постановлении от 28.06.2012 N 17 приводит их определение:

  • неустранимый, то есть приводящий к невозможности использования товара;
  • требующий несоразмерных расходов средств или времени на устранение;
  • выявленный или повторяющийся неоднократно;
  • возникающий вновь после устранения.

Способом защиты, предусмотренным законом, является положение о недействительности условий договора, которые ущемляют права потребителей. Многие недобросовестные продавцы или подрядчики, пользуясь правовой неграмотностью большинства граждан, включают в договоры условия, идущие в разрез с требованиями ГК или закона о ЗПП. При обнаружении таких пунктов в документе не происходит полностью, а только той ее части, где содержатся противоречащие закону условия.

Куда обращаться

Для досудебного решения вопроса о нарушенных правах потребитель может, обнаружив недостатки в купленном товаре, обратиться либо к покупателю, либо непосредственно к производителю (импортеру). При этом контрагент вправе требовать проведения проверки или экспертизы, если возникнут сомнения в правоте покупателя.

В случае отказа продавца или изготовителя удовлетворить справедливые требования, покупатель имеет возможность выбрать следующие пути решения возникшего спора:

  • обратиться в суд;
  • подать жалобу в Роспотребнадзор;
  • написать в вышестоящую инстанцию;
  • обратиться в общественную организацию по защите прав потребителей.

Как показывает обзор судебной практики, чаще всего потребители предпочитают решать возникший спор через суд. Особенно в ситуациях, связанных с возмещением ущерба и морального вреда, а также взысканием неустойки.

Особенности судебной практики по делам о защите прав потребителей

Несмотря на большой объем рассматриваемых судами дел, касающийся взаимоотношений потребителей и их контрагентов, анализ показывает, что чаще всего споры возникают по делам о возврате сложной техники. Также в обзорах встречаются споры о качестве и количестве услуг ЖКХ, банковских продуктах и страховании.

Потребители и автомобильный рынок

Обзор практики дел, касающихся защиты прав покупателей автомобилей, показывает, что чаще всего клиенты обращаются в суды для расторжения договора купли-продажи и возврата уплаченных средств. Поскольку стоимость автомобиля весьма внушительна, автосалоны неохотно идут навстречу покупателям в этом вопросе, вынуждая тех искать судебной защиты.

Причины, побуждающие выбрать именно этот способ исправления ситуации, чаще всего связаны как раз с существенными недостатками сложной техники. Впрочем, иногда производитель, обнаружив повторяющийся дефект в серии, сам отзывает свою продукцию, выплачивая компенсации. В этом случае информация широко распространяется в СМИ.

Что же касается частных случаев, то согласно закону требовать возврата средств можно с уверенностью в собственной правоте в следующих ситуациях:

  • в течение гарантийного срока дважды и более возникает один и тот же недостаток, на который распространяется гарантия;
  • возникший недостаток не сумели устранить в сервисном центре, или он снова возник спустя некоторое время;
  • ремонт занимает или грозит занять более 1,5 месяцев (закон устанавливает предельный срок в 45 дней);
  • устранение всех возникающих неисправностей не позволяет пользоваться автомобилем более 1 месяца в год;
  • информация о качествах автомобиля, его комплектности и других особенностях не была предоставлена до заключения договора.

Подобные недостатки относятся к существенным, что дает право требовать расторжения договора и возврата уплаченной суммы полностью. Также на продавца суд возложит и судебные расходы, и затраты на экспертизу, и понесенные автовладельцем убытки.

Защита прав при покупке сотового телефона

Анализ дел, связанных с защитой прав покупателей мобильных телефонов, свидетельствует о большом количестве требований вернуть уплаченные деньги за товар вполне надлежащего качества. Иски вызваны тем, что на момент покупки потребители не владели всей необходимой информацией о товаре. Однако, как свидетельствует практика, суд удовлетворяет такие требования достаточно редко.

Дело в том, что телефоны входят в перечень товаров, которые не подлежат обмену или возврату по причине «не подошел» или «не нравится цвет, размер, качество и т.д.» Доказать же, что продавец не предоставил всю необходимую информацию, весьма сложно. Как правило, к телефону прилагается инструкция, где есть вся необходимая информация, причем на русском языке. Но вот при продаже так называемых «серых» или подержанных аппаратов отсутствие документов может стать причиной удовлетворения иска покупателя о возврате средств.

Если же речь идет о недостатках телефона, которые подпадают под определение существенных, то суд, руководствуясь нормами о технически сложном товаре, примет решение в пользу потребителя. Если, конечно, существование недостатка будет подтверждено данными экспертизы.

Риски потребителей при покупке мебели

Большая часть мебели продается по образцам, выставленным в салонах. Помимо собственно продажи мебельные магазины предлагают также и услуги: доставку, сборку, установку и т. д. Такая торговля имеет ряд особенностей, в том числе и в сфере защиты прав потребителей.

Однако анализ судебных дел, связанных с продажей мебели, свидетельствуют о том, что продавцы слабо представляют себе свои обязанности. Чаще всего иски подаются в связи с:

  • ненадлежащим качеством товара;
  • нарушением сроков доставки и сборки;
  • включение в договор ущемляющих права покупателя условий;
  • непредставление достоверной информации о товаре;
  • отказ возвращать денежные средства по требованию потребителя.

Подавая иск в суд, покупатель может не только потребовать возврата уплаченной суммы в полном объеме, но и взыскать с исполнителя неустойку за просрочку исполнения договора. Ее размер закон устанавливает в 0,1% от стоимости мебели, но всего не более 10%. При этом отсутствие договора или же условий о неустойке в нем не является основанием для отказа от своего права.

Защита прав потребителей в сфере ЖКХ

Оказание коммунальных услуг регулируется Гражданским и Жилищным кодексами, а также многочисленными Правилами, принятыми на уровне Правительства. Кроме того, отношения в данной отрасли можно разделить на две группы:

  • касающиеся членства в ТСЖ, кооперативах и других объединениях граждан;
  • относящиеся непосредственно к оказанию платных услуг.

Говорить о защите прав потребителей возможно только применительно ко второй группе. То есть все, что касается ремонта, энергоснабжения, обслуживания помещений и т. д., подпадает под действие закона. Исполнителем, к которому будут обращены претензии, в данном случае является ТСЖ или управляющая компания. Именно они заключают с поставщиками услуг договоры.

Анализ дел, рассматриваемых в судах по жалобам граждан-потребителей коммунальных услуг, показал, что иски касаются в большей степени:

  • их ненадлежащего качества;
  • перерывов в снабжении более допустимого;
  • несоразмерно высокой платы за предоставление услуг.

А вот требований расторгнуть договор и вернуть уплаченные средства в данной сфере практически не встречается, так как альтернативных поставщиков попросту не существует.

Практически все сферы человеческой деятельности сегодня регулируются нормами законодательных актов конкретного государства. Российская Федерация в данном вопросе не является исключением из правил. В РФ сегодня существует довольно эффективная законодательная система, положения которой координируют ключевые вопросы существования населения всего государства. При этом нужно отметить тот факт, что любой нормативный акт — это всего лишь форма выражения более сложной и обширной категории, которая называется правом. Она существует как в виде «точечных» возможностей человека, так и в положениях обширных юридических документов.

Отличным проявлением права являются права потребителя. Данный институт характеризует возможности людей в процессе взаимодействия с рынком для удовлетворения собственных потребностей. Права потребителей по своей сути представляют собой индивидуальные возможности этих субъектов деятельности. Но как мы понимаем, любые права могут быть нарушены или же оспорены другими лицами. Поэтому законодатель, осознавая факт исключительной важности потребителя в условиях рынка, создал определенные нормативные рамки, которые создают режим защиты ключевых возможностей подобного рода субъектов. Отличным примером охраны потребительских прав являются положения статьи 25 Федерального закона «О защите прав потребителей», которую дольно часто используют в судебной практике.

Особенности юридического института

Закон РФ «О защите прав потребителей» — это нормативное, документальное проявление одноименного института. Он, в свою очередь, представляет собой целый комплекс методов и фактических мер, которые разрабатываются государством с целью координации отношений между потребителем и субъектами предпринимательской деятельности. При этом главной особенностью таким отношений являются цели, согласно которым потребитель вступает во взаимодействие. Суть в том, что институт распространяет свое действие лишь на те моменты, при которых лицо приобретает товары с целью удовлетворения каких-либо личностных нужд, например бытовых и т. д. В ином случае мы не можем говорить о существовании потребительских отношений.

Большое значение также играют непосредственно субъекты подобного взаимодействия. Социальный отдел потребителей — это ведущие участники рынка, без которых попросту не было бы спроса. Поэтому их возможности и свободу действия необходимо постоянно защищать. В противном случае социальный отдел потребителей перестанет двигать рынок своим спросом.

Нормативная закрепленность института

Закон РФ «О защите прав потребителей» — это ключевой нормативный акт, положения которого регулируют отношения в упомянутой сфере деятельности человека. В вертикали регулирования данный НПА является ключевым. При этом нормы федерального закона системообразующие, то есть в большинстве случаев в них указаны ссылки на иные государственные акты. Тем не менее положения ФЗ разработаны таким образом, что с ними корреспондируются нормы права иных актов и юридических отраслей. Если говорить конкретно о каких-либо интересных положениях НПА, то таковым является ст. 25 Закона «О защите прав потребителей». Данная норма права закрепляет уникальные возможности потребителей в процессе реализации ими договора купли-продажи на рынке.

Особенности статьи

Ст. 25 Закона «О защите прав потребителей» содержит в себе несколько ключевых возможностей рядового участника торговых отношений. Следует отметить, что на сегодняшний день существует довольно обширная система судебной практики, затрагивающей данный вопрос. Таким образом, статья 25 ФЗ дает потребителю право на Реализация этой возможности происходит при наличии определенных условий. При этом положениями статьи допускается не только право на возврат товара. Вторая часть нормы говорит о возмещении денежной суммы. Таким образом, рассматривать ст. 25 Закона «О защите прав потребителей» необходимо поэтапно, анализируя каждый в отдельности её элемент. Это позволит более эффективно разобраться во всех нюансах института.

на обмен товара

Каждый участник современного рынка имеет множество возможностей. В свою очередь, права потребителей РФ исчерпывающе проявляются в норме статьи 25 упомянутого закона. При этом первая часть положения характеризует исключительную возможность любого покупателя обменять товар. В данном случае нужно отметить, что замена производится в двух случаях:

  • товар имеет ненадлежащий уровень качества;
  • товар не подходит потребителю по какому-либо параметру, например фасону, габаритам, расцветке и т. п.

Таким образом, права потребителей РФ на обмен изделия не ограничиваются качеством его изготовления. Законодатель предоставляет альтернативные формы применения юридической конструкции, дабы максимально полно обеспечить реализацию интересов отдельных лиц. Но как мы понимаем, любая правовая процедура осуществляется лишь при наличии определенных аспектов.

Условия обмена

Вернуть изделие и получить новое можно лишь в тех случаях, когда покупателем соблюдены определенные моменты, которые представляет нам Закон РФ «О защите прав потребителей». Ст. 25 показывает следующий перечень условий, дающих возможность обменять товар, а именно:

  • во-первых, после момента покупки прошло не более 14 дней;
  • во-вторых, товар не был употреблен;
  • в-третьих, товар сохранил свой вид и свойства, необходимые для его дальнейшего потребления;
  • в-четвертых, сохранены все необходимые пломбы, ярлыки и другие подобные элементы;
  • в-пятых, у покупателя есть на руках документ, подтверждающий факт приобретения.

Данный список условий является исчерпывающим, что подтверждает статья 25. Право потребителя на обмен товара гарантируется и обеспечивается, но для этого перечисленные моменты должны быть в точности соблюдены.

Механизм возврата денег

Помимо представленного юридического механизма обмена товаров существует также альтернативный вариант развития событий, разработанный законодателем. Согласно 2-й части ст. 25 Закона «О защите прав потребителей» покупатель имеет право требовать возврата внесенных за товар денег, а не его замены. Конечно, применение этой нормы также требует наличия определенных юридических моментов или же условий. Однако сама возможность возврата денег оказывает большое влияние на доктринальную разработку института охраны прав потребителей в Российской Федерации. Наличие подобной нормы подтверждает факт заботы государства о своих гражданах и их роли в торговой деятельности, которая приносит стране множество позитивных моментов.

Условия получения денег

Безусловно, возврат товара потребителем и взыскание с продавца уплаченной за него суммы не может быть осуществлен лишь на основе желания покупателя. Для реализации подобного механизма необходимы определенные условия, которые присутствуют далеко не всегда. Поэтому для получения денежных средств требуется наличие ряда следующих моментов, а именно:

  • аналогичный товар отсутствует в продаже на момент обращения потребителя к продавцу;
  • потребитель требует возвращения исключительно той суммы, которая была уплачена за товар.

Если возможность вернуть деньги действительно существует, то продавец обязан реализовать её в течение последующих трех дней после непосредственного обращения. В противном случае потребитель может написать на него жалобу в соответствующую инстанцию. Следует отметить, что данная норма не является императивной. Её использование допускает наличие определённых договоренностей между потребителем и продавцом. К примеру, по взаимному соглашению деньги за товар могут не возвращаться. Взамен этого продавец будет ждать появления аналогичной вещи в своем распоряжении, после чего незамедлительно известит об этом потребителя.

Товары, не подлежащие обмену

Статья 25 Закона РФ «О защите прав потребителей» содержит замечание о том, что правительство России имеет возможность устанавливать запрет на возврат товаров определенного рода. Ведомости о них представлены в специальном перечне. Согласно его положениям возврату не подлежат парфюмерно-косметические, текстильные, химические товары, мебельная гарнитура, химия и пестициды, растения, оружие, животные и т. п. Список довольно большой, что во многих случаях вводит рядового потребителя в полное недоумение. Ведь в данном случае встает вопрос: какие товары вообще можно менять? Сам по себе список наделен большим количеством юридических ошибок. Они, в свою очередь, преодолеваются в процессе судебной деятельности, при рассмотрении дел о нарушенных потребительских правах. В большинстве случаев применение норм статьи 25 и перечня производится судьями на основе их личностных знаний и субъективного мнения по поводу всех обстоятельств дела.

Что такое дистанционная покупка товара и каков её правовой режим?

Следует отметить: ст. 25 Закона «О защите прав потребителей» подразумевает обычный процесс приобретения товара, то есть путем личного заключения стандартного договора купли-продажи. Однако в ФЗ существует статья 26.1. В ней закреплен механизм дистанционного приобретения товара. Данный момент требует большого внимания, так как покупка вещи происходит вслепую. По сути, потребитель не может изначально ознакомиться со всеми конструкционными и качественными особенностями той или иной вещи. Помимо этого дистанционный характер покупки подтверждается фактом доставки товара в место расположения покупателя.

Возможен ли обмен при дистанционной покупке?

Статья 26.1 ФЗ является прообразом нормы статьи 25. Как и в случае с обычной покупкой, при дистанционной имеется возможность обмена товара. Отказ от товара на основе статьи 26.1 может быть произведен как до момента его непосредственной передачи, так и после. Во втором случае уведомление об отказе от покупателя должно быть произведено в течение 7 последующих дней. Что касается условий обмена товара, то они аналогичны тем, которые представлены в статье 25 федерального закона. Помимо обмена покупатель может потребовать возврата денежных средств от продавца.

Заключение

Итак, в статье мы рассмотрели положения статьи 25 Федерального закона «О защите прав потребителей», а также её соотношение с положениями нормы 26.1 этого же официального акта. В заключение нужно отметить, что для практической отрасли вопрос обмена товара и возврата денег за него стоит довольно остро. Ведь в процессе решения подобной дилеммы затрагиваются интересы как потребителя, так и субъекта предпринимательской деятельности. Выделять кого-либо в данном случае невозможно, так как обе стороны являются сильными представителями рынка. Поэтому механизм применения норм должен постоянно модернизироваться, дабы он мог отвечать всем интересам задействованных субъектов.

Утвержден Президиумом
Верховного Суда
Российской Федерации
1 февраля 2012 года

ОБЗОР ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
О ПРИМЕНЕНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
ПРИ РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ.
Вопросы применения норм материального права

1. Действие законодательства о защите прав потребителей распространяется на правоотношения сторон договора об оказании гражданам туристских услуг.
Региональная общественная организация «Защита прав потребителей» обратилась в суд в интересах граждан с иском к ООО «Возрождение-Тревел» (организация-ответчик) и к Н. о защите прав потребителей. В обоснование заявленных требований указала, что между ответчиком и Н. заключен договор на организацию туристического обслуживания, в соответствии с которым ООО «Возрождение-Тревел» обязалось осуществить для Н. и группы сопровождающих ее лиц, включая лиц, в интересах которых подан иск, бронирование туристической поездки. Условия договора Н. исполнила, оплатив услуги, предусмотренные договором. Поскольку истцы не смогли осуществить поездку, они сообщили ответчику о переносе срока путешествия, а затем о расторжении договора и возврате денег. Денежные средства были возвращены им не в полном размере и несвоевременно, что является нарушением прав потребителей.
Удовлетворяя частично заявленные требования, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что поскольку факт нарушения прав потребителей установлен, то согласно пункту 5 статьи 28 и пункту 3 статьи 31 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов, в связи с чем присудил истцам компенсацию морального вреда и возместил понесенные ими судебные расходы.

Отменяя судебные постановления и передавая дело на новое рассмотрение, президиум краевого суда пришел к выводу, что в данном случае Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» не подлежит применению, поскольку организация-ответчик не оказывала истцам туристских услуг из-за их отказа от туристической поездки, то есть истцам не была оказана туристская услуга некачественно либо с нарушением установленных договором сроков.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев данное дело в порядке надзора, признала незаконным вывод президиума краевого суда по следующим основаниям. Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 2007 г. N 452 «Об утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского продукта» предусмотрено, что Правила определяют порядок оказания услуг по реализации туристского продукта. Под потребителем понимается заказчик туристского продукта, имеющий намерение заказать или заказывающий и использующий туристский продукт исключительно для личных, семейных и иных нужд. Под исполнителем понимается туроператор, который заключает с потребителем договор о реализации туристского продукта в соответствии с Федеральным законом «Об основах туристской деятельности Российской Федерации» и Гражданским кодексом Российской Федерации.
Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). При таких обстоятельствах, учитывая, что истцами заключен договор на оказание потребительских туристских услуг, то есть между сторонами возникли правоотношения, регулируемые нормами Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», то и отказ от получения указанных услуг, последствия которого предусмотрены пунктом 5.3 договора от 2 ноября 2009 г., является составной частью возникших правоотношений, регулируемых названным Законом.

Определение N 51-В11-3

2. Правовые последствия нарушения договора об оказании посреднических услуг, хотя и не содержащего условия о стоимости таких услуг, регулируются законодательством о защите прав потребителей. Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований истца к агентству недвижимости о возмещении материального ущерба, причиненного при заключении незаконной сделки, взыскании пени и компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку договор об оказании услуг, заключенный между истцом и ответчиком, не содержал указания о стоимости услуг, то услуги агентства недвижимости по приобретению квартиры осуществлялись на безвозмездной основе, в связи с чем положения законодательства о защите прав потребителей к данным правоотношениям применяться не могут.

С указанными выводами согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления. Согласно пункту 1 статьи 29 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). В судебном заседании установлено, что между сторонами был заключен договор об оказании услуг. Предметом данного договора являлось оказание агентством недвижимости в пределах своей компетенции комплекса услуг по продаже двухкомнатной квартиры и приобретение в собственность истца однокомнатной квартиры. Цена договора сторонами определена не была. Между тем отсутствие в договоре указания на стоимость оказываемых услуг не свидетельствует о недействительности данного договора, а лишь порождает у исполнителя право требовать от заказчика оплаты своих услуг на основании пункта 3 статьи 424 ГК РФ, в соответствии с которым в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Определение N 35-В11-6

3. Действия ресурсоснабжающей организации по прекращению поставки ресурсов организациям-потребителям, к сетям которых подключены абоненты, своевременно оплачивающие использованные топливно-энергетические ресурсы, при отсутствии соглашения о подаче топливно-энергетических ресурсов таким абонентам, в том числе гражданам-потребителям, являются незаконными.
Прокурор обратился в суд с заявлением в защиту интересов муниципального образования г. Курлово, несовершеннолетних, неопределенного круга граждан — добросовестных потребителей услуги теплоснабжения к ОАО «Владимирская энергосбытовая компания» (далее — ОАО «Владимирэнергосбыт»), ООО «Владимиррегионгаз» о признании незаконными действий по прекращению электроснабжения и газоснабжения котельных г. Курлово, а также к ООО «НовоСтрой» о признании незаконным бездействия по не предоставлению тепловой энергии.

Решением суда первой инстанции иск прокурора удовлетворен частично. Суд признал незаконным бездействие ООО «НовоСтрой», выразившееся в неисполнении обязанности по предоставлению услуги теплоснабжения потребителям г. Курлово, не имеющим задолженности по оплате данной коммунальной услуги, и отказал в удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий ОАО «Владимирэнергосбыт» и ООО «Владимиррегионгаз» по прекращению электроснабжения и газоснабжения котельных ООО «НовоСтрой» г. Курлово.

С данными выводами суда согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда, оставившая указанное решение без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в признании незаконными действий ответчиков отменила по следующим основаниям. Положения действующего законодательства, которыми руководствовался суд, не исключают возможность приостановления и прекращения ресурсоснабжающими организациями подачи электроэнергии и газа организациям-потребителям в том случае, если такими организациями-потребителями являются юридические лица. Вместе с тем согласно части 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (статья 2 Конституции Российской Федерации).
Законодателем в развитие названных конституционных положений введены дополнительные механизмы защиты абонентов, которые надлежащим образом исполняют обязательства по оплате использованных топливно-энергетических ресурсов и не состоят в непосредственных отношениях с поставщиками электрической, тепловой энергии и газа. Так, согласно пункту 6 Порядка прекращения или ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям при неоплате поданных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 5 января 1998 г. N 1 (с изменениями от 31 августа 2006 г.), в случаях, когда к сетям, принадлежащим организации-потребителю, подключены абоненты, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, организация-потребитель обязана по соглашению с энергоснабжающей или газоснабжающей организацией обеспечить подачу этим абонентам топливно-энергетических ресурсов в необходимых для них объемах.
По смыслу указанного положения, организация-потребитель обязана обеспечить подачу абонентам, подключенным к сетям организации-потребителя, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, этих ресурсов в необходимых для них объемах. При этом отношения по поводу поставок необходимых в такой ситуации объемов топливно-энергетических ресурсов должны быть урегулированы на основании соответствующих соглашений между ресурсоснабжающими организациями и организациями-потребителями, их наличие является обязательным и должно предшествовать прекращению ресурсоснабжающими организациями подачи электроэнергии и газа организациям-потребителям во избежание нарушения прав указанных абонентов.
Действия энергоснабжающей или газоснабжающей организации по прекращению поставки ресурсов организациям-потребителям, к сетям которых подключены абоненты, своевременно оплачивающие использованные топливно-энергетические ресурсы, при отсутствии соглашения о подаче топливно-энергетических ресурсов таким абонентам, в том числе гражданам-потребителям, ведут к нарушению их прав на получение коммунальных услуг. В силу части 4 статьи 3 Жилищного кодекса Российской Федерации никто не может быть ограничен в праве получения коммунальных услуг иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены этим Кодексом и другими федеральными законами.
Таким образом, указанной нормой закреплен принцип недопустимости произвольного ограничения права на получение коммунальных услуг, которое неразрывно связано с правом на жилище, гарантированным Конституцией Российской Федерации (статья 40). Согласно пункту 85 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. N 307, приостановление или ограничение предоставления коммунальных услуг (либо подачи коммунальных ресурсов) потребителям, полностью выполняющим обязательства, установленные законодательством Российской Федерации и договором, не допускается.
Право на судебную защиту гарантировано статьей 46 Конституции Российской Федерации. Это право является непосредственно действующим и предполагает не только право на обращение в суд, но и возможность эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости. В связи с этим при рассмотрении подобных споров суды не вправе ограничиваться формальным подтверждением того, что организация-потребитель не обращалась в ресурсоснабжающие организации для заключения соглашений о необходимых для обеспечения абонентов, своевременно оплачивающих использованные топливно-энергетические ресурсы, объемах этих ресурсов, учитывая, что взаимоотношения между ресурсоснабжающей организацией и организацией-потребителем не должны влиять на права таких абонентов, и должны выяснять, какие меры могли быть предприняты либо предпринимались ресурсоснабжающей организацией для заключения необходимых соглашений с организацией-потребителем в целях защиты интересов соответствующих потребителей независимо от того, имелась ли у таких ресурсоснабжающих организаций информация о таких потребителях. Иное умаляет предусмотренное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту и не соответствует требованиям реального обеспечения прав и свобод граждан правосудием.

Определение N 86-Впр11-6

4. Неправильное применение правил исчисления неустойки за просрочку выполнения требований потребителя повлекло вынесение незаконного определения суда кассационной инстанции.

Общество защиты прав потребителей в интересах потребителя М. обратилось в суд с иском к ЗАО «Моторавто», указав, что 17 октября 2008 г. М. купил у ответчика автомобиль за 474 500 руб. Автомобиль застрахован по условиям договора КАСКО и договору ОСАГО. На приобретенном М. автомобиле ответчиком установлена автомагнитола, защита картера, сигнализация, за что М. уплачено 16 025 руб. Тогда же М. приобретен комплект зимних шин на сумму 12 410 руб. 19 октября 2008 г. в результате пожара автомобиль, находившийся в гараже М., сгорел. Также были уничтожены строение гаража стоимостью 28 060 руб., хозяйственное имущество, хранившееся в гараже, на сумму 36 875 руб. и новый комплект резиновых шин стоимостью 12 410 руб. В выплате страхового возмещения М. было отказано, поскольку данный случай страховым не являлся. Истец просил расторгнуть договор купли-продажи автомобиля, взыскать с ответчика причиненный материальный вред, компенсацию морального вреда, взыскать расходы на оказание юридических услуг и неустойку в размере 463 030 руб. за нарушение срока удовлетворения его требований.

Решением районного суда иск удовлетворен частично: договор купли-продажи автомобиля, заключенный между М. и ЗАО «Моторавто», расторгнут, с ответчика в пользу М. взыскана стоимость автомобиля в размере 474 500 руб., возмещение убытков в размере 90 185 руб., компенсация морального вреда в размере 5 тыс. рублей, судебные расходы в размере 500 руб., неустойка за просрочку выполнения требований потребителя в размере 200 тыс. рублей. С ЗАО «Моторавто» в доход государства взыскан штраф в размере 192 421 руб. и такая же сумма штрафа взыскана в доход Общества защиты прав потребителей (ответчика по делу). С ЗАО «Моторавто» взыскана госпошлина в доход государства в сумме 7948 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда изменено: размер неустойки за просрочку выполнения требований потребителя снижен до 20 тыс. руб. Размеры штрафов за отказ ЗАО «Моторавто» в добровольном порядке удовлетворить требования потребителя снижены до 96 210 руб. как в доход государства, так и в доход Общества защиты прав потребителей. Размер госпошлины с ЗАО «Моторавто» в доход государства снижен до 7431 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя определение суда кассационной инстанции в части взыскания неустойки и штрафа, указала следующее. Согласно пункту 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме. Факт приобретения М. автомобиля в ЗАО «Моторавто» подтверждается договором купли-продажи от 17 октября 2008 г., квитанцией об оплате стоимости товара, платежным поручением, актом осмотра-передачи автотранспортного средства от 17 октября 2008 г. По акту выполненных работ к заказ-наряду от 17 октября 2008 г. на автомобиль истца ООО «Моторавто» установлены защита картера, автомагнитола, сигнализация, привод, за что М. уплатил 16 025 руб., и он приобрел комплект зимних шин стоимостью 12 410 руб. Факт пожара 19 октября 2008 г., в результате которого сгорело имущество истца (автомобиль, гараж, хозяйственное имущество, находившееся в гараже), подтверждается постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, протоколом осмотра места происшествия, фотографиями. В соответствии со справкой об исследовании от 19 ноября 2008 г., проведенном судебно-экспертным учреждением, причиной возгорания автомобиля М. явилось тепловое проявление электрического тока в результате аварийного режима работы электрооборудования (короткого замыкания). Иные причины пожара выявлены не были, вина М. в происшедшем пожаре не установлена. При таких обстоятельствах суд удовлетворил заявленные требования. С учетом того, что претензия с требованием о возврате уплаченной за товар денежной суммы и возмещении убытков была получена продавцом от М. 5 декабря 2008 г., однако в 10-дневный срок, предусмотренный статьей 22 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», она в добровольном порядке удовлетворена не была, суд взыскал с ответчика неустойку за просрочку исполнения обязательства. Размер неустойки, исходя из требований статьи 23 названного Закона (1% за каждый день просрочки), за период с 5 декабря 2008 г. по 12 марта 2009 г. составил 412 815 руб. Однако суд пришел к выводу, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям невыполнения обязательства, в связи с чем на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации снизил ее размер до 200 тыс. руб. Суд кассационной инстанции повторно снизил размер неустойки до 20 тыс. руб. Между тем, как следует из содержания кассационного определения, суд кассационной инстанции, формально сославшись на несоразмерность взысканной неустойки последствиям невыполненного обязательства, не указал, в чем заключалась данная несоразмерность, свой вывод о необходимости снижения неустойки не обосновал, на материальный закон в определении не сослался. Судом кассационной инстанции также неправильно был определен размер штрафа, подлежащего взысканию с ответчика. В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Несмотря на данное требование закона, как видно из содержания определения судебной коллегии по гражданским делам областного суда, кассационная инстанция определила размер штрафа, рассчитав его не от всей суммы, подлежащей взысканию, а 50% от размера штрафа, взысканного судом первой инстанции, посчитав его равным 96 210 руб. Кроме того, судебная коллегия областного суда не учла, что, согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации, указанный штраф, по общему правилу, зачисляется в бюджет муниципального образования (местный бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа.

Определение N 10-В10-2

5. Размер штрафа, взыскиваемый при отказе исполнителя добровольно удовлетворить требования потребителя, подлежит снижению в случае уменьшения общей суммы, присужденной судом в пользу потребителя. А. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неустойки за нарушение срока исполнения договора об изготовлении и монтаже кухонной мебели, убытков, неустойки за нарушение срока удовлетворения требований потребителя, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя и об уменьшении цены выполненной работы. Решением районного суда исковые требования удовлетворены частично.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции в части взыскания с индивидуального предпринимателя в пользу истца штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 47 244 руб. отменено, в этой части принято новое решение о взыскании с индивидуального предпринимателя в пользу государства (в доход соответствующего бюджета) штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 47 244 руб.; снижен размер неустойки, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, до 10 тыс. рублей, размер государственной пошлины, взысканной с ответчика в доход федерального бюджета, — до 2210 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, изменяя определение суда кассационной инстанции, указала следующее. В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации указанный штраф по общему правилу зачисляется в бюджет муниципального образования (местный бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа. Приведенные нормы права являются императивными и не наделяют суды полномочиями произвольно определять размер штрафа и его получателя исходя из собственного усмотрения. Суд первой инстанции взыскал названный штраф в пользу истца, определив его в размере 47 244 руб., что составляет 50% от общей суммы 94 488 руб., присужденной в пользу потребителя, включающей неустойку 43 958 руб., убытки 45 530 руб. и компенсацию морального вреда 5 тыс. рублей. Суд кассационной инстанции снизил размер неустойки с 43 958 руб. до 10 тыс. рублей, в результате чего общая сумма удовлетворенных требований потребителя, из которой должен определяться размер штрафа, снизилась с 94 488 руб. до 60 530 руб. Соответственно размер штрафа, взыскиваемый на основании пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», также подлежал снижению судом кассационной инстанции до 30 265 руб. Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания штрафа в пользу потребителя, суд кассационной инстанции правильно указал, что потребитель не может являться получателем данного штрафа. Однако при этом взыскал ту же сумму штрафа, что и суд первой инстанции, в доход государства (соответствующий бюджет). Тем самым суд кассационной инстанции нарушил как требования пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в части размера штрафа, так и нормы подпункта 7 пункта 1 статьи 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации в части указания на получателя штрафа исходя из норм Бюджетного кодекса Российской Федерации. В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, изменяя определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда в части взыскания с индивидуального предпринимателя штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, уменьшила размер подлежащего взысканию с ответчика штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя до суммы 30 265 руб. с зачислением ее в местный бюджет.

Определение N 14-В09-12

6. К отношениям, возникающим из договора, заключенного гражданином-инвестором, являющимся участником долевого строительства многоквартирного дома, в целях приобретения в собственность жилого помещения для личных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей. Общественная организация «Калужский областной центр защиты прав потребителей» обратилась в суд в интересах А. с иском к ЗАО «МПМК-3» о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, сославшись на то, что 10 ноября 2006 г. между А. и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому А. приняла на себя обязательство оплатить стоимость однокомнатной квартиры в строящемся доме в г. Калуге, а ответчик — передать ей в собственность указанную квартиру по окончании срока строительства, установленного договором, не позднее второго квартала 2007 года. А. свои обязательства по договору исполнила, однако квартира ей передана не была. Решением районного суда иск удовлетворен частично. В пользу А. взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по передаче ей квартиры в собственность в размере 100 тыс. руб. Во взыскании штрафа и компенсации морального вреда отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления об отказе в иске о взыскании штрафа и компенсации морального вреда. Разрешая дело, суд первой инстанции, придя к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения иска в части требований о взыскании в пользу А. неустойки за просрочку исполнения обязательства по передаче квартиры, отказал в удовлетворении исковых требований в части взыскания штрафа и компенсации морального вреда. При этом суд исходил из того, что к возникшим правоотношениям положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» неприменимы. Суд кассационной инстанции согласился с решением суда первой инстанции, указав на отсутствие оснований для его отмены в связи с неправильным, по мнению суда, толкованием положений Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».
Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что с постановлениями судов первой и кассационной инстанций в части отказа в удовлетворении требований о взыскании штрафа и компенсации морального вреда нельзя согласиться в связи со следующим. Судом установлено, что 10 ноября 2006 г. между А. и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому А. приняла на себя обязательство оплатить стоимость однокомнатной квартиры, а ответчик — передать ей в собственность указанную квартиру не позднее второго квартала 2007 года. Целью договора долевого участия в строительстве многоквартирного дома от 10 ноября 2006 г., заключенного А., являлось приобретение в строящемся доме конкретной квартиры для личных нужд, то есть для проживания. Из договора следует, что А. (инвестор) заключила договор с целью приобретения конкретного жилого помещения в собственность. Таким образом, А., приобретая квартиру для личных нужд и инвестируя денежные средства на приобретение жилого помещения (квартиры), являлась потребителем оказываемых ЗАО «МПМК-3» услуг. В срок, установленный договором, квартира потребителю передана не была. Дополнительные соглашения к названному договору от 10 ноября 2006 г. о переносе сроков сдачи в эксплуатацию жилого дома, в котором расположена приобретенная квартира, сначала на четвертый квартал 2007 года, а впоследствии — на первый квартал 2008 года А. подписаны не были. По утверждению ответчика, срыв своевременного окончания строительства обусловлен невыполнением подрядчиком обязательств по остеклению пластиковыми окнами возводимого дома. Согласно пункту 9 статьи 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином — участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной этим Федеральным законом. В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» и принятыми в соответствии с ним иными правовыми актами. Законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы или оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, — с другой. При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»). В силу статьи 15 названного Закона моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей предпринимательскую, в том числе строительную, деятельность, распространил действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» на отношения по участию граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и тем самым предоставил им право требовать возмещения штрафа и морального вреда за нарушение соответствующих обязательств. Между тем перечисленные положения законов судами учтены не были, что привело к незаконному отказу суда в удовлетворении части исковых требований, заявленных в интересах потребителя.

Определение N 85-В09-1

7. Удовлетворение судом иска потребителя о взыскании стоимости невыполненных работ и неустойки с застройщика в обязательном порядке влечет наложение на ответчика штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения законных требований потребителя. Заявитель в своих интересах и интересах своего сына обратилась в суд с иском к ООО «Лазарос» о передаче квартиры в собственность, взыскании стоимости невыполненных работ, неустойки, ссылаясь на то, что 9 ноября 2005 г. между истцами и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому В. и С. должны оплатить стоимость четырехкомнатной квартиры общей площадью 141 кв. м в строящемся доме, а ООО «Лазарос» — передать им в собственность квартиру по окончании строительства дома (не позднее 31 декабря 2005 г.). Условия договора истцы выполнили полностью, однако квартира ответчиком своевременно им не передана. Решением городского суда исковые требования удовлетворены частично. С ООО «Лазарос» в пользу истцов взысканы стоимость работ по остеклению квартиры, выполненных третьими лицами, в размере 72 800 руб., стоимость работ по телефонизации в размере 1500 руб., судебные расходы в размере 13 328 руб. На ответчика возложена обязанность передать в собственность истцов указанную квартиру. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам верховного суда республики решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании стоимости невыполненных работ в размере 261 800 руб., процентов за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 75 724 руб., неустойки в размере 1551 тыс. рублей, стоимости работ по телефонизации в размере 8100 руб., за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 2271 руб., стоимость работ по устранению недостатков в размере 594 141 руб., судебных расходов в размере 1126 руб. В соответствии с пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании п. 1 данной статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа. Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания неустойки за нарушение предусмотренных договором от 9 ноября 2005 г. сроков передачи квартиры истцам, суд исходил из того, что отсутствует вина ответчика в несвоевременном окончании строительства дома. Между тем согласно пункту 6 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» требования потребителя, установленные пунктом 1 данной статьи, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя. В силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей предпринимательскую, в том числе строительную, деятельность. По условиям договора о долевом участии в строительстве от 9 ноября 2005 г. ответчик должен передать квартиру истцам не позднее 31 декабря 2005 г. Как усматривается из материалов дела, дом сдан в эксплуатацию в августе 2007 года. Квартира передана в собственность истцов решением суда от 15 августа 2008 г. В материалах дела отсутствуют данные о том, что длительная задержка передачи истцам квартиры произошла вследствие непреодолимой силы или их вины. Суд при вынесении решения не учел, что несвоевременное окончание строительства дома из-за отсутствия у ответчика необходимых денежных средств, нарушения обязанностей со стороны контрагентов ответчика, отсутствия на рынке нужных для исполнения товаров в силу закона не является основанием для освобождения его от выплаты истцам неустойки за нарушение предусмотренного договором срока исполнения обязательства. В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. При вынесении решения судом такая ответственность на ответчика возложена не была. Между тем по смыслу указанной нормы права, взыскание штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя является не правом, а обязанностью суда. В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (с последующими изменениями) разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование (пункт 6 статьи 13 Закона). Разрешая спор по существу, суд не учел, что удовлетворение исковых требований в части взыскания стоимости работ по остеклению квартиры, выполненных третьими лицами, и стоимости работ по телефонизации влечет наложение на ответчика штрафа в обязательном порядке.

Определение N 24-В09-8 Вопросы применения норм процессуального права

8. Приостановление производства по гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке гражданского, уголовного или административного производства, имеют юридическое значение для данного дела. Необоснованное приостановление производства по делу о защите прав потребителя повлекло нарушение прав заявителя на судебную защиту. Заявитель обратился в суд с иском к ООО «Ямальская автомобильная компания» и ООО ТД «Джемир» о защите прав потребителя. В обоснование заявленных требований указал, что 31 марта 2009 г. он заключил с ООО «Ямальская автомобильная компания» договор поставки автомобиля. ООО «Ямальская автомобильная компания» действовало по агентскому договору с ООО ТД «Джемир» и осуществляло функции продавца от имени последнего. 16 мая 2009 г. между истцом и ООО «Ямальская автомобильная компания» был заключен предварительный договор купли-продажи автотранспортного средства. Заплатив за автомобиль, истец забрал машину у ответчика, однако техническая документация на данный автомобиль ему передана не была. ООО ТД «Джемир» заявило о том, что ООО «Ямальская автомобильная компания» не имело права заключать договоры от имени ООО ТД «Джемир». Истец просит обязать ООО ТД «Джемир» передать ему паспорт транспортного средства на автомобиль и техническую документацию, взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда и расходы на оплату услуг представителя. В судебном заседании представитель ответчика ООО ТД «Джемир» заявил ходатайство о приостановлении производства по делу. Ходатайство он обосновал тем, что 10 февраля 2010 г. в отношении генерального директора ООО «Ямальская автомобильная компания» возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, — мошенничество по факту хищения автомобилей ООО ТД «Джемир» и денежных средств по фиктивным договорам купли-продажи автомобилей. Постановлениями следователя ООО ТД «Джемир» признано потерпевшим по уголовному делу, в частности по факту хищения автомобиля, являющегося предметом спора по рассматриваемому делу. Приостанавливая производство по данному делу, суд первой инстанции исходил из того, что результаты расследования и рассмотрения уголовного дела, возбужденного в отношении генерального директора ООО «Ямальская автомобильная компания», имеют правовое значение для выводов о наличии у ООО «Ямальская автомобильная компания» полномочий на заключение договоров купли-продажи автомобилей от имени ООО ТД «Джемир» и определения надлежащего ответчика по данному спору.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил определение суда без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим основаниям. В силу абзаца пятого статьи 215 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязательным основанием для приостановления производства по делу является невозможность рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве. Между тем суд не учел, что приостановление производства по гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке гражданского, уголовного или административного производства, имеют юридическое значение для данного дела. В соответствии с частью 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Следовательно, при рассмотрении дела, вытекающего из уголовного дела, в суде не будут подлежать доказыванию лишь два факта: имело ли место определенное действие (преступление) и совершено ли оно конкретным лицом. С учетом того, что исковые требования предъявлены к юридическому, а не к физическому лицу, привлеченному к уголовной ответственности, вывод суда о приостановлении дела производством в связи с тем, что суд не может дать оценку представленным доказательствам в рамках гражданского дела без рассмотрения уголовного дела, не соответствует вышеприведенным нормам процессуального права. В связи с этим суду следовало установить, имеют ли факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке уголовного производства, юридическое значение для данного дела. По делу установлено, что в соответствии с возбужденным в отношении генерального директора уголовным делом по части 4 статьи 159 УК РФ ООО «Ямальская автомобильная компания» вменяется в вину факт хищения автомобилей, принадлежащих ООО ТД «Джемир», процессуальное положение которого в рамках уголовного дела определено в качестве потерпевшего. Рассмотрение уголовного дела не повлечет изменения обязательств юридических лиц перед потребителем (истцом по делу), если таковые возникли. Из материалов дела видно, что 26 марта 2010 г. предварительное следствие по уголовному делу в отношении генерального директора производством приостановлено по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Таким образом, приостановление производства по данному гражданскому делу лишило истца возможности в судебном порядке защитить свое право.

Определение N 70-В10-7

9. По общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, возникшего в сфере защиты прав потребителей, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).
Заявитель обратился в суд с иском к ОАО «Мосэнергосбыт» об обязании заменить счетчик N 81138459 на аналогичный или другой, более точный с указанием дневных и вечерних показаний, считать недействительными показания подлежащего замене счетчика N 81138459.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам городского суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, указав следующее. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и кассационной инстанций указали на то, что истцом при разбирательстве дела не были представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие то, что установленный ему счетчик неисправен. Данный вывод суда сделан с существенным нарушением статей 12, 56, 57, 67, 79 и 86 ГПК РФ и без учета установленных обстоятельств дела. На основании статьи 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. В соответствии со статьей 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. По общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 6 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»). Таким образом, возлагая на истца бремя доказывания нарушенных прав потребителя, суд допустил нарушение вышеназванных норм права. Рассмотрение обстоятельств дела следует считать полным, если исследован весь предмет доказывания, все обстоятельства, подлежащие доказыванию. По делу установлено, что, поскольку без проведения экспертизы, требующей специальных знаний в различных областях науки и техники, проверить качественное состояние счетчика невозможно, истец заявил ходатайство о проведении экспертизы. При рассмотрении дела в назначении экспертизы истцу было отказано, при этом в обжалуемых судебных постановлениях вывод об отсутствии оснований для назначения экспертизы не мотивирован. В связи с отказом в назначении экспертизы судом были нарушены положения статьи 35 ГПК РФ, поскольку истец был лишен права представить доказательства того факта, что установленный счетчик является неисправным. Между тем ОАО «Мосэнергосбыт» документов, подтверждающих качество конкретного (установленного) счетчика, не представило, в материалах дела данные документы отсутствуют. Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, подлежали проверке и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований закона судом не исследовались и проверены не были.

Определение N 5-В10-56

10. В споре между покупателем и продавцом о качестве проданного товара продавец доказывает факт отсутствия в товаре недостатков либо факт возникновения недостатков не по его вине. Заявитель обратился в суд с иском к ООО «Урал-Авто», в котором просил обязать ответчика произвести замену проданного с существенными недостатками автомобиля «Тойота», взыскать неустойку за просрочку исполнения требований, компенсацию морального вреда и расходы на оплату услуг представителя. Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

В итоге решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, К. в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение суда первой инстанции и определение суда кассационной инстанции отменила по следующим основаниям. При обращении в суд с заявлением истец обосновал свои требования тем, что, по его мнению, проданный ему автомобиль подвергался ремонту, однако об этом обстоятельстве продавец ему не сообщил, в связи с чем было нарушено его право на получение достоверной информации о покупаемом товаре, гарантируемое статьей 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». В соответствии с пунктом 2 названной нормы, если приобретаемый потребителем товар был в употреблении или в нем устранялся недостаток (недостатки), потребителю должна быть предоставлена информация об этом. Из заключения экспертизы, проведенной на основании определения суда первой инстанции экспертным учреждением, суд установил, что имело место ремонтное перекрашивание кузова принадлежащего истцу автомобиля. Доказательства того, что работы по перекрашиванию кузова автомобиля были произведены заводом-изготовителем в процессе изготовления автомобиля, в связи с чем их нельзя было отнести к ремонтным работам, предоставлять информацию о которых продавца обязывают положения пункта 2 статьи 10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», в материалах дела отсутствуют. Нельзя согласиться с выводом суда о том, что право истца на достоверную информацию о проведении кузовного ремонта автомобиля не было нарушено, поскольку сведений о повреждении автомобиля при перевозке и проведении кузовного ремонта в период предпродажной подготовки у ответчика не имелось. Такое основание для освобождения от ответственности за непредоставление информации о ремонтных работах, как отсутствие данной информации у продавца, Законом не предусмотрено.

Определение N 45-В11-10

Верховный суд оп убликовал очередной обзор судебной практики, в котором, в частности, проанализировал дела, связанные с договорными отношениями, где судьи ошибочно применили закон «О защите прав потребителей».

Для каких договоров есть спецзаконы

Клиентка обратилась в банк с заявлением о расторжении договора вклада, однако внесенные деньги ей вернули частями. Тогда она подала иск в суд, котором потребовала взыскать в ее пользу сумму вклада, компенсацию морального вреда и неустойку. Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав с банка неустойку, компенсацию и штраф за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя. Высчитывая неустойку, суд руководствовался п. 5 ст. 28 закона «О защите прав потребителей», однако он счел, что 3% — слишком много, и с учетом ст. 333 Гражданского кодекса снизил неустойку до 0,3% в день. Апелляция не согласилась с применением в деле ст. 333-й ГК и увеличила размер неустойки, штрафа и компенсации.

Коллегия по гражданским делам ВС не поддержала выводы обеих инстанций. К отношениям банка и вкладчика применяются правила о договоре банковского счета, подчеркнул ВС. Кроме того, если банк не выполнил указания клиента о выдаче всей суммы со счета, он должен выплатить проценты в порядке и размере, предусмотренном ст. 395 ГК. Согласно постановлению Пленума ВС от 28 июня 2008 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами, содержащими нормы гражданского права (например, договоры участия в долевом строительстве, страхования, банковского вклада, перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, закон «О защите прав потребителей» применяется в части, не урегулированной спецзаконами.

Таким образом, в деле не следовало применять закон «О защите прав потребителей», поскольку взаимоотношения сторон в этом случае регулируются положениями ГК, указал Верховный суд. Гражданская коллегия отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (определение № 88-КГ16-7).

ВС смутила печать книги тысячным тиражом

Л. заключил с индивидуальным предпринимателем К. договор на изготовление полиграфической продукции — отпечатку книги. Заказчик внес предоплату (что подтверждается распиской), однако исполнитель не уложился в оговоренный срок. Тогда Л. обратился в суд с иском о защите прав потребителей. Истец ссылался на причиненные ему моральные страдания (он анонсировал выход книги перед аудиторией), а также на сорвавшиеся коммерческие планы. Он просил суд расторгнуть договор, взыскать с ответчика аванс, неустойку, штраф и компенсацию морального вреда. Суд первой инстанции, руководствуясь положениями закона «О защите прав потребителя», частично удовлетворил требования, отказав Л. в компенсации морального вреда. Апелляция засилила это решение.

Вместе с тем коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих инстанций. ВС подчеркнул, что одной из сторон правоотношений, которые регулируются законом «О защите прав потребителей», должен быть потребитель. Согласно преамбуле этого закона, потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо сделавший это и использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (семейных, домашних) и других нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Однако, как следует из материалов дела, предметом договора было издание книги тиражом в 1000 экземпляров, что никак нельзя отнести к личным нуждам. При этом, обосновывая требования о компенсации морального вреда, истец указывал на срыв своих коммерческих планов, связанных с выходом книги. Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно применили к спорным отношениям положения закона «О защите прав потребителей», заключил ВС. Дело направили на пересмотр в апелляцию (определение № 117-КГ16-3).


Верховный суд рассказал, когда не надо пользоваться законом о защите прав потребителей

ВС анализирует ошибки судов на примере двух дел – о банковском договоре вклада и о неисполненном договоре на печать книги тиражом в 1000 экземпляров.

Читать полностью >

Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей Кратенко Максим Владимирович

4.3. Риэлторские услуги

4.3. Риэлторские услуги

Термин «риэлтор» является русскоязычной версией английского слова «realtor», образованного в свою очередь от «realty» (недвижимость, недвижимое имущество). Данный термин является общепринятым во многих государствах и используется для обозначения физического лица или организации, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке недвижимости.

В 1950 г. обозначение «REALTOR» было зарегистрировано в США в качестве товарного знака, исключительные права на который принадлежат Национальной Ассоциации Риэлторов (NAR). В состав NAR входят специалисты различного профиля — адвокаты, оценщики, исследователи правового титула (правоустанавливающих документов) и пр. Объединяет их объект профессиональной деятельности — любые виды недвижимого имущества.

В российском законодательстве понятия «риэлтор» и «риэлторская деятельность» впервые появились в 1996 г., когда Правительством РФ было утверждено Положение о лицензировании риэлторской деятельности.

Риэлторская деятельность определялась как осуществляемая юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на основе соглашения с заинтересованным лицом (либо по доверенности) деятельность по совершению от его имени и за его счет либо от своего имени, но за счет и в интересах заинтересованного лица, гражданско-правовых сделок с земельными участками, зданиями, строениями, сооружениями, жилыми и нежилыми помещениями и правами на них. Чуть позже, в 1997 г., были разработаны и введены в действие Методические рекомендации по аттестации специалистов, осуществляющих риэлторскую деятельность. До получения лицензии соискатель обязан был пройти обучение по специальной программе, утвержденной Госкомимуществом России, которая включала положения Гражданского кодекса РФ о дееспособности граждан, условиях действительности сделки и мерах гражданско-правовой ответственности, жилищное право, законодательство о регистрации граждан по месту жительства и месту временного пребывания и пр. В мае 2002 г., в связи с изменениями в законодательстве о лицензировании, Положение о лицензировании риэлторской деятельности утратило силу, а занятие риэлторской деятельностью стало доступным для всех желающих.

В настоящее время договоры, заключаемые между риэлтором (агентством недвижимости) и заказчиком, могут иметь различные наименования: договор об оказании информационных услуг, договор об оказании информационно-посреднических услуг, агентское соглашение, договор поручения, эксклюзивный договор о продаже и пр.

В случае спора относительно природы договора, заключенного между гражданином и агентством недвижимости, суд принимает во внимание не столько наименование договора, сколько характер обязанностей, возложенных на риэлтора указанным договором. Если договор предусматривает совершение риэлтором юридических действий от имени клиента или от собственного имени (но в интересах клиента), то имеются основания для его квалификации по одной из посреднических моделей (поручение, комиссия, агентирование).

Если обязанности риэлтора ограничиваются совершением фактических действий — поиском объекта недвижимости, проведением переговоров с собственником объекта относительно условий будущей сделки, консультированием клиента по вопросам оформления и регистрации сделки с недвижимостью, — к спорному договору применяются положения гл. 39 ЕК РФ о возмездном оказании услуг.

Безосновательное использование в названии договора терминов, характерных для договора поручения, комиссии или агентирования («поверенный», «агент», «брокер» и т. д.), может рассматриваться как введение в заблуждение потребителей о свойствах оказываемых риэлтором услуг и стать основанием для привлечения риэлтора к административной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 14.8 Кодекса об административных правонарушениях РФ («Нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации об услуге»),

В судебной практике преобладает позиция об отнесении договоров граждан с агентствами недвижимости к договорам возмездного оказания услуг (гл. 39 ЕК РФ).

ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к ЗАО «Русский строительный союз» (далее — ЗАО «РОС») о взыскании 364 875 руб., из них 350 280 руб. — стоимость услуг по договору от 24.06.2004 г. № 115-3/ПР и 14 595 руб. — неустойка.

Решением от 20.01.2005 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» просит решение суда и постановление апелляционной инстанции отменить как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, принять по делу новое решение. Полагает, что суд неправильно применил нормы гл. 39 ГК РФ и не применил подлежащие применению нормы гл. 51,52 Кодекса.

Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы, указав на следующие обстоятельства.

Между ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» (фирма) и ЗАО «РОС» (клиент) заключен договор от 24.06.2004 г. № 115-3/ПР об оказании агентских услуг при продаже объекта жилого фонда. По условиям договора фирма оказывает клиенту комплекс агентских услуг по организации продажи объекта недвижимости, принадлежащего клиенту. В силу п. 4.1 договора в случае уклонения или отказа клиента от совершения сделки на условиях договора, или невыполнения клиентом иных своих обязательств по договору фирма имеет право расторгнуть договор в одностороннем порядке. В этом случае клиент обязан уплатить фирме полную стоимость услуг 12 000 долл, и выплатить штрафную неустойку в размере 500 долл. США.

Письмом от 14.07.2004 г. № 117 ЗАО «РСС» уведомило ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» об отказе от исполнения договора в соответствии с п. 1 от. 782 ГК РФ, а также о готовности возместить фирме фактически понесенные расходы. В ответ ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» направило ЗАО «РСС» письмо с требованием выплатить денежную сумму в размере 12 500 долл. США в рублях по курсу ЦБ РФ надень платежа.

ЗАО «РСС» сообщило, что договор от 24.06.2004 г. в связи с односторонним отказом прекратил свое действие; ЗАО «РСС» предложило ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» направить в адрес первого доказательства понесенных фактических расходов, которые оно готово возместить за исключением требований о выплате штрафной неустойки в размере 500 долл, и вознаграждение фирмы в размере 12000 долл. США, поскольку данные суммы не входят в понятие «фактически понесенные расходы». Получив такой ответ, ООО «АВЕНТИН-Недвижимость» обратилось в арбитражный суд с вышеуказанным иском.

Суды первой и апелляционной инстанций правильно определили правовую природу спорного договора как договора на оказание возмездных услуг и правильно применили к спорным правоотношениям нормы главы 39 ГК РФ, в частности п. 1 от. 782 указанного кодекса, предоставляющего право заказчику отказаться от исполнения договора. Поскольку доказательств, подтверждающих, что истец понес расходы при исполнении договора до получения отказа заказчика от договора, истец не представил, суд обоснованно отказал в удовлетворении иска (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.08.2005 г. № А56-32221/04).

Аналогичное дело было рассмотрено судом общей юрисдикции, с тем же результатом.

Ф. обратился в суде иском к ООО «…»о защите прав потребителя, указав в обоснование требований, что 23.08.2011 г. заключили с ответчиком договор на оказание риэлторских услуг, предметом которого является оказание содействия в приобретении квартиры, внес ответчику денежные средства в качестве «задатка», в счет оплаты приобретаемой квартиры. В течение срока действия договора об оказании риэлторских услуг(до 23.09.2011 г.) договор купли-продажи квартиры с продавцом заключен не был, какие-либо действия по исполнению обязательств из договора ответчик не совершил, однако возвратить сумму внесенного задатка отказался. Истец, указывая на ничтожность п. 1.3 договора, согласно которому внесенная им сумма является задатком, просил взыскать с ответчика уплаченные денежные средства, неустойку за неисполнение требований потребителя и компенсацию морального вреда.

Решением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 26.04.2012 г. исковые требования Ф. удовлетворены, в его пользу с ООО «….» взысканы уплаченные по договору от 23.08.2011 г. денежные средства, неустойка и компенсация морального вреда. Кроме того, с ответчика в доход бюджета г. Чебоксары взыскана сумма штрафа.

Не согласившись с указанным решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой указал, что свои обязательства перед Ф. исполнил надлежащим образом, договор купли-продажи не был заключен по вине самого истца, который предоставил недостоверные сведения о покупателе и пропустил срок для заключения договора.

Апелляционным определением Верховного Суда Чувашской республики от 09.07.201 2 г. № 33-2090/2012 вышеуказанное решение оставлено без изменения, жалоба ООО «…» — без удовлетворения с указанием следующих мотивов.

Проанализировав условия заключенного договора, в частности о его предмете, суд первой инстанции правильно квалифицировал спорные отношения сторон как договор возмездного оказания услуг, к которому применяются правила гл. 39 ГК РФ и гл. 3 Закона РФ «О защите прав потребителей».

В силу п. 1 от. 782 ГК РФ, от. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» заказчик (потребитель) вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов. В силу от. 779, 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить фактически оказанные ему услуги.

Установив, что обязательства, принятые ООО «…» по оказанию риэлторских услуг, а именно: подготовка проекта договора отчуждения объекта недвижимости, осуществление консультирования покупателя по вопросам предстоящей сделки, ее сопровождение в УФРС по Чувашской Республике, обеспечение безопасности и конфиденциальности сделки, исполнены не были, суд пришел к выводу о том, что уплаченная Ф. денежная сумма, являющаяся вознаграждением за оказание услуги, подлежит возврату.

Также судом первой инстанции было правильно принято во внимание то обстоятельство, что в соответствии с п. 3.2 и п. 3.3 договора основанием к оплате ответчику вознаграждения за оказанные услуги является подписание договора отчуждения объекта недвижимости между сторонами (продавцом и покупателем), его государственная регистрация и получение документов в регистрационной службе. Из буквального содержания договора следует, что вознаграждение за оказанные услуги по выполнению обязательств по договору на оказание риэлторских услуг оплачивается только по достижении результата.

Из материалов дела следует, что тот результат, на который рассчитывал потребитель при заключении данного договора, — приобретение квартиры, в срок до 23.09.2011 г. достигнут не был, следовательно, у Ф. не возникло обязанности по выплате вознаграждения исполнителю.

Вышеизложенные примеры иллюстрируют одно немаловажное отличие между договорами посреднического типа и договором возмездного оказания услуг. Законодатель, как правило, не допускает возможность одностороннего расторжения договора комиссии и договора агентирования, заключенных на определенный срок (ст. 1003, 1004, 1010 ГК РФ).

В договоре возмездного оказания услуг заказчик, напротив, вправе в любое время отказаться от исполнения договора, с возмещением исполнителю лишь фактически понесенных расходов (п. 1 ст. 782 ГК РФ). Любые условия о выплате заказчиком неустойки за досрочный отказ от договора либо о заблаговременном предупреждении исполнителя о расторжении договора признаются ничтожными, поскольку ограничивают право заказчика.

Многие агентства недвижимости, осознавая отмеченные выше преимущества договора возмездного оказания услуг для заказчика, целенаправленно используют в своей практике договор агентирования и ограничивают случаи одностороннего расторжения договора только виновными действиями контрагента. Однако суды при рассмотрении споров между органами Роспотребнадзора и агентствами недвижимости (риэлторами) квалифицируют подобные условия договора как ущемляющие права потребителя в сравнении с положениями ст. 782 ГК РФ и ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей».

ООО «Квартирное бюро «Ярмарка» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным постановления управления Роспотребнадзора по Свердловской области (далее — управление, административный орган) о привлечении общества к административной ответственности.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки административным органом был установлен факт нарушения обществом прав потребителя, а именно — включение в договор об оказании риэлторских услуг от 23.05.2006 г. с гр. П. условий, ущемляющих законные права потребителя. По результатам проверки управлением вынесено постановление от 05.04.2007 г. № 20 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Решением суда от 16.05.2007 г., оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в удовлетворении заявления общества отказано.

ФАС Уральского округа, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы общества, подтвердил законность и обоснованность вынесенного по делу решения.

Исследовав вышеуказанный договор, суды пришли к выводу о том, что договор является смешанным и содержит элементы договора поручения и агентского договора. В пункте 7.1 договора установлено, что одна из сторон может досрочно расторгнуть договор без уплаты штрафных санкций только в случае нарушения договора другой стороной. Из пункта 7.6 договора следует, что в случае отказа клиента от объекта, предложенного риэлтором, и последующего приобретения объекта (прав на объект) без участия риэлтора в течение 6 месяцев с момента окончания договора клиент обязан уплатить риэлтору неустойку в двукратном размере вознаграждения.

Изучив вышеуказанные положения договора от 23.05.2006 г., суды пришли к выводу о том, что без уплаты штрафных санкций гражданин не вправе по своему усмотрению расторгнуть договор (отказаться от услуг по договору). Между тем в соответствии со от. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

В пункте 1 от. 782 ГК РФ также указано, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Статьей 977 ГК РФ установлено, что доверитель вправе отменить поручение, а поверенный — отказаться от него во всякое время, и соглашение об отказе от этого права является ничтожным.

На основании изложенного суды пришли к выводу о том, что условия указанного пункта договора противоречат положениям от. 977 ГК РФ, с учетом применения к агентским отношениям правил о договорах поручения (от. 1011 Кодекса). Поскольку, установив ограничивающие потребителя условия расторжения договора, заявитель лишил гражданина права свободного выбора поставщика услуги и нарушил установленные законодательством обязательные требования для оказания соответствующих услуг, выводы судов первой и апелляционной инстанции о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 от. 14.8 КоАП РФ, являются законными и обоснованными. Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, о том, что от. 32 Закона о защите прав потребителей противоречит существу агентского договора и не может применяться к спорным правоотношениям, судом кассационной инстанции отклоняются, как основанные на неверном толковании закона (Постановление ФАС Уральского округа от 06.12.2007 г. № Ф09-10153/07-С1).

От правовой квалификации договора могут зависеть условия выплаты риэлтору вознаграждения. В большинстве случаев, когда риэлтор оказывает заказчику посреднические услуги, вознаграждение (или большая его часть) выплачивается риэлтору при условии достижения благоприятного результата — после заключения основного или предварительного договора между заказчиком и третьим лицом. Подобный порядок оплаты услуг в настоящее время не является бесспорным.

В январе 2007 г. Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о правомерности так называемых условных гонораров («гонораров успеха») за юридические услуги. Со ссылкой на императивное определение предмета договора возмездного оказания услуг в п. 1 ст. 782 ГК РФ — совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем — суд признал подобный вид вознаграждения неприемлемым:

«…Давая нормативную дефиницию договора возмездного оказания услуг, федеральный законодатель в пределах предоставленной ему компетенции и с целью определения специфических особенностей данного вида договоров, которые позволяли бы отграничить его от других, в пункте 1 статьи 779 ГК РФ предметом данного договора называет совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем.

Определяя исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как его предмет, законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается. Следовательно, заключая договор возмездного оказания услуг, стороны, будучи свободны в определении цены договора, сроков его исполнения, порядка и размера оплаты, вместе с тем не вправе изменять императивное требование закона о предмете данного договора».

Несмотря на то что предметом рассмотрения в вышеизложенном деле были отношения по оказанию юридической помощи, Конституционный Суд РФ дал толкование п. 1 ст. 779 ГК РФ в целом — вне зависимости оттого, какого рода услуги оказываются по договору.

К отношениям между риэлтором и гражданином, заказывающим услугу для удовлетворения личных, бытовых и семейных нужд (не связанных с предпринимательской деятельностью), применяются правила § 2 гл. 37 ГК РФ о бытовом подряде и положения законодательства о защите прав потребителей. Соответственно, еще до заключения договора риэлтор обязан предоставить заказчику всю необходимую информацию об услуге, ее цене и порядке оплаты (п. 1 ст. 732 ГК РФ). Если вследствие неполноты или недостоверности полученной от риэлтора информации заказчик заключил договор на оказание услуг, не обладающих нужными ему свойствами, он вправе требовать расторжения договора и возврата уплаченной цены.

С учетом применения к отношениям между гражданином и агентством недвижимости (риэлтором) правил гл. 39 ГК РФ можно говорить о двух существенных условиях исследуемого договора:

Предмет договора, то есть перечень оказываемых заказчику услуг (описание действий или деятельности агентства, характеристики приобретаемого или отчуждаемого объекта недвижимости);

Сроки оказания услуг.

Цена не является существенным условием договора с агентством недвижимости. При отсутствии соответствующего условия в договоре размер вознаграждения агентства может быть определен по правилам ст. 424 ГК РФ о средней цене при сравнимых обстоятельствах.

Поскольку предмет договора несет в себе определенную информационную нагрузку, то есть дает представление потребителю об оказываемой ему услуге и ее конечном результате, любые изменения в предмете договора должны быть согласованы с потребителем. В противном случае агентство недвижимости несет ответственность за оказание услуги, которая не отвечает ожиданиям потребителя (ч. 3 ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей»),

Ф. обратился в суд с иском к ООО «Агентство «САНТА» о защите прав потребителей, просил взыскать с ответчика материальный ущерб, причиненный некачественным оказанием риэлторских услуг, неустойку и компенсацию морального вреда.

Решением мирового судьи судебного участка № 119 в Рыбинском районе Красноярского края от 17.12.2009 г. отказано в удовлетворении исковых требований Ф. к ООО «Санта» о возмещении материального ущерба, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. Апелляционным определением Рыбинского районного суда Красноярского края от 27.04.2010 г. указанное решение оставлено без изменения. Отказывая Ф. в удовлетворении иска, суды руководствовались следующим.

Между Ф. и ООО «Санта» был заключен договор об оказании информационных услуг от 29.09.2008 г. № 41. По условиям указанного договора, ООО «Санта» (исполнитель) обязано оказать Ф. (заказчик) услуги по покупке жилого помещения, расположенного в Свердловском районе г. Красноярска. На основании полученной от исполнителя информации Ф. заключил с М. договор уступки права требования от 29.09.2008 г. в отношении квартиры в строящемся жилом доме по адресу г. Красноярск, ул. Судостроительная, 2-й мкр. жилого массива «Пашенный», д. 38-а (строительный адрес). За оказанные услуги Ф. оплатил ООО «Санта» 50 000 рублей. Поскольку договором об оказании информационных услуг было предусмотрено содействие со стороны ООО «Санта» в приобретении квартиры по договору купли-продажи, то есть готового жилья (а не в строящемся доме), Ф. посчитал, что ответчиком обязательства исполнены ненадлежащим образом, и обратился в суд с вышеуказанным иском.

Отказывая в удовлетворении иска Ф., мировой судья исходил из того, что Ф. было известно о том, что предложенная ему квартира находится в строящемся доме, не введенном в эксплуатацию. О согласии Ф. приобрести указанную квартиру, по мнению суда, свидетельствовало и подписание между Ф. и М. договора уступки права требования от 29.09.2008 г. Суд апелляционной инстанции также пришел к выводу, что ответчик исполнил свои обязательства перед Ф. надлежащим образом, предоставив необходимую информацию.

Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 29.06.2010 г. № 44 г-43 вышеуказанные решение мирового судьи и апелляционное определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение с указанием следующих мотивов.

Из приложенного к надзорной жалобе договора от 29.09.2008 г. № 41 следует, что предметом договора являются услуги ООО «Санта» по содействию заказчику Ф. в приобретении жилого помещения в собственность по договору купли-продажи (п. 1.1, п. 2.5. договора).

По общему правилу, установленному ч. 1 ст. 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства (договора) и требованиями закона и иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства или изменение его условий, по общему правилу, не допускаются (ст. 310 ГК РФ). Судами первой и апелляционной инстанции при разрешении дела данные нормы не учтены, сделан поспешный вывод о надлежащем исполнении договора агентством недвижимости.

Объем обязанностей агентства недвижимости (риэлтора) перед клиентом также зависит от предмета договора. В договоре об оказании справочных или справочно-информационных услуг, оказываемых в том числе с помощью электронных баз данных (путем предоставления заказчику кода для самостоятельного доступа), ключевое значение имеет информация об объектах недвижимости. Она должна быть достоверной и актуальной — предлагаемые заказчику объекты недвижимости все еще должны быть выставлены на продажу или для заключения договора найма, предложения должны исходить от собственника объекта недвижимости или его уполномоченного лица. Риэлтор не вправе снимать с себя обязанности по проверке информации, предоставляемой клиенту, «перекладывать» ответственность за достоверность информации на государственные органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на объекты недвижимости или регистрацию граждан по месту жительства и месту пребывания.

При оказании клиенту посреднических услуг, направленных в конечном итоге на заключение соответствующего договора о приобретении или продаже объекта недвижимости, риэлтор обязан оказывать клиенту профессиональную помощь (содействие) на всех этапах заключения договора: поиск контрагента, подготовка проекта договора и его государственная регистрация (в случаях, предусмотренных законом), проведение расчетов по сделке. Аксиомой должно стать правило о том, что риэлтор осуществляет проверку правоустанавливающих документов контрагента и несет ответственность за очевидные упущения. Риэлтор также должен разъяснять клиенту возможность получения выписки из ЕГРП о правах на приобретаемый объект недвижимости, содержащей сведения об арестах и обременениях в отношении объекта недвижимости.

С.Г. обратился с иском к ООО «Агентство недвижимости Н.» о взыскании убытков и компенсации морального вреда. Исковые требования мотивировал тем, что заключил с ответчиком договор на оказание информационных, справочно-консультационных и иныхуслуг. По условиям договора исполнитель обязуется оказать заказчику следующие услуги: справочно-консультационные услуги; подбор варианта объекта недвижимости; демонстрация объекта недвижимости; обеспечение подписания договора долевого участия в строительстве жилья (у застройщика) на объект по адресу: Услуги агентства истцом были оплачены в полном объеме. При содействии агентства между С.Г. и ООО «Р.» был заключен договор долевого участия в строительстве квартиры. Заочным решением Свердловского районного суда г. Иркутска установлено, что договор долевого участия в строительстве между С.Г. и ООО «Р.» является ничтожной сделкой, с ООО «Р.» в пользуС.Г. взыскана сумма неосновательного обогащения. Также Свердловским районным судом г. Иркутска вынесено решение о сносе самовольной возведенной ООО «Р.» постройки — многоквартирного дома, в котором находится квартира, приобретенная истцом. Решением Арбитражного суда Иркутской области приостановлено осуществление ООО «Р.» деятельности, связанной с привлечением денежных средств участников долевого строительства для строительства многоквартирных домов.

Полагая, что ответчик исполнил свои обязательства по договору на оказание информационных услуг ненадлежащим образом, поскольку способствовал подписанию ничтожного договора с ООО «Р.», истец просил взыскать с ООО «Агентство недвижимости Н.» уплаченную за услуги цену и компенсацию морального вреда.

Решением Свердловского районного суда г. Иркутска от 04.04.2012 г. исковые требования С.Г. удовлетворены, с ООО «Агентство недвижимости Н.» в пользу истца взысканы денежные средства, уплаченные по договору на оказание информационных услуг, и компенсация морального вреда.

Ответчик с решением не согласился, обратился с апелляционной жалобой, в которой указал, что свои обязательства по договору исполнил надлежащим образом, при этом проведение анализа имеющихся у застройщика документов на предмет их соответствия требованиям законодательства в перечень услуг агентства не входит. Агентство вынуждено исходить из добросовестности застройщиков. Полагает, что с момента подписания С.Г. договора с ООО «Р.» обязательства агентства перед С.Г. прекратились.

Апелляционным определением Иркутского областного суда от 25.07.2012 г. № 33-5920/2012 указанное решение оставлено без изменения, жалоба ответчика — без удовлетворения. Отклоняя доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия указала на следующие обстоятельства.

В силу п. 1 от. 10 Закона РФ «О защите прав потребителей» исполнитель обязан своевременно предоставить потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Ответчик, занимаясь риэлторской деятельностью и оказывая услуги на рынке недвижимости, обязан был проверить правоустанавливающие документы на предлагаемый потребителю объект недвижимого имущества и довести соответствующую информацию до клиента, данная обязанность безусловно входит в объем информационных и справочно-консультационных услуг, оказываемых ответчиком в рамках договора. Довод ответчика о том, что он не оказывает услуги по анализу имеющихся у застройщика документов, связанных с обеспечением строительства, поскольку в его штате нет сотрудников с соответствующим уровнем специальных знаний, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку, предлагая гражданам соответствующие услуги, ответчик обязан обеспечивать соответствие услуг обычно предъявляемым требованиям и целям использования, в частности, проверять право застройщика на привлечение денежных средств (инвестиций) и заключение соответствующих договоров с участниками (инвесторами).

Еще в одном случае Н. обратилась в суд с иском к ИП У. (агентство недвижимости), просила взыскать с ответчика сумму вознаграждения за некачественно оказанные риэлторские услуги, убытки в виде денежных средств, уплаченных по договору уступки, и компенсацию морального вреда. В обоснование иска указала, что 15.06.2009 г. заключила с ИП У. договор на оказание информационно-консультационных услуг, оплатила услуги в полном объеме. Ответчик обязательства исполнили ненадлежащим образом. По рекомендации ответчика Н. заключила договор уступки права требования от 15.06.2009 г. с ООО «МЦС» (инвестор), проект которого был подготовлен ответчиком. При этом ответчик убедила истицу, что сделка законна и все документы проверены. Далее выяснилось, что договор уступки не может быть исполнен, поскольку права в отношении объекта долевого строительства (квартиры) ООО «МЦС» не принадлежат. По данному факту возбуждено уголовное дело в отношении директора ООО «МЦС», денежные средства истице не возвращены.

Ответчик иск не признал, полагая, что Н. понесла убытки вследствие собственных неосмотрительных действий, поскольку при заключении договора уступки с ООО «МЦС» и передаче денежных средств не потребовала от ООО «МЦС» оригиналы документов, подтверждающих право на уступаемый объект долевого строительства. Решение о передаче денежных средств по данному договору Н. принимала самостоятельно, трезво понимала и оценивала возможные риски неисполнения ООО «МЦС» принятых обязательств. В свою очередь, У. не отвечает по обязательствам третьего лица (ООО «МЦС»),

Решением Ленинского районного суда г. Томска от 22.12.2010 г. исковые требования Н. удовлетворены частично, с ответчика ИП У. в пользу Н. взыскана стоимость информационно-консультационных услуг в полном объеме, компенсация морального вреда и штраф в размере 50 % от суммы удовлетворенных требований, в остальной части требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с указанным решением, стороны обжаловали его в кассационном порядке.

Истица в своей жалобе просила решение изменить и удовлетворить ее требование о взыскании с ИП У. убытков, полагая, что при надлежащем оказании услуг ответчиком и проверке правоустанавливающих документов ООО «МЦС» истица не заключила бы договор уступки с ООО «МЦС» и не утратила бы денежные средства. С учетом характера заключенного договора, предусматривающего профессиональное консультирование со стороны ИП У. по вопросам совершения сделки и проведения расчетов, ответчик обязан был предостеречь истицу от заключения сделки при отсутствии у ООО «МЦС» полного пакета документов.

Ответчик в жалобе просил решение суда отменить и отказать в удовлетворении исковых требований Н. в полном объеме, поскольку сделка купли-продажи квартиры не состоялась (не может быть исполнена) не по вине исполнителя, а вследствие недобросовестных действий цедента (ООО «МЦС»), Кроме того, суд при определении размера взыскиваемой суммы не принял во внимание п. 4.2 договора от 15.06.2009 г. об оказании информационных услуг, согласно которому в случае, если основной договор купли-продажи не был подписан (сделка не состоялась) не по вине исполнителя, сумма в размере 50 % причитающегося вознаграждения остается у исполнителя. Также указывает на отсутствие оснований для взыскания в пользу Н. компенсации морального вреда и штрафа, поскольку обязательства перед истицей исполнены надлежащим образом.

Кассационным определением Томского областного суда от 18.02.2011 г. № 33-418/2011 указанное решение изменено: взыскиваемая с ответчика стоимость услуг уменьшена до 50 %, пропорционально уменьшена сумма штрафа за нарушение прав потребителя; в остальной части решение оставлено без изменения. Выводы судебной коллегии мотивированы следующим.

Поскольку Н. оплатила стоимость приобретенного права требования ООО «МЦС», указанные денежные средства не подлежат взысканию в качестве убытков с ИП У., поскольку ответчик не является стороной обязательства по договору уступки.

Вместе с тем являются обоснованными доводы ИП У. о том, что в п. 4.2 договора на оказание информационно-консультационных услуг стороны согласовали иные последствия на случай, если основной договор не будет заключен не по вине исполнителя — возврат заказчику 50 % от суммы выплаченного вознаграждения. Поскольку вины ИПУ. в том, что договор купли-продажи не состоялся, не установлено, исходя из условий договора ИП У. обязан возвратить истице лишь 50 % от полученной суммы.

Данный пример является отражением распространенного в литературе и судебной практике тезиса о том, что посредник или консультант не отвечает за последствия собственных неосмотрительных действий клиента. Однако при подобном подходе игнорируется тот факт, что именно посредник (агентство недвижимости, риэлтор) своими действиями «подталкивает» клиента к совершению сделки с недобросовестным контрагентом, хотя при должной осмотрительности и профессиональном подходе к делу мог бы предупредить совершение указанной сделки и возникновение у клиента убытков. Довод о том, что имеется непосредственный причинитель вреда (убытков) в лице «лжеинвестора» или застройщика, деятельность которого приостановлена по причине финансовой несостоятельности, для обманутого потребителя является слабым утешением.

По общему правилу, посредник (комиссионер, агент) не отвечает перед клиентом за неисполнение договора третьим лицом, кроме тех случаев, когда посредник не проявил должной осмотрительности в выборе этого лица (п. 1 ст. 993 ГК РФ). Между тем на практике клиенты часто предъявляют претензии агентствам недвижимости, связанные с ненадлежащим поведением третьих лиц — продавца и (или) членов его семьи, наймодателя.

Так, спустя какое-то время после совершения сделки покупатель может выявить скрытые недостатки в приобретенном жилом помещении, следы недавнего ремонта или незаконной перепланировки. Случается, что продавец уклоняется от заключения основного договора (в связи с инфляцией или сезонным ростом цен на жилые помещения) или задерживает передачу объекта недвижимости. По общему правилу, риэлтор не отвечает перед клиентом за подобные действия контрагента.

3-на обратилась с иском к 000 «К.О.» (агентство недвижимости) об уменьшении цены за оказанные посреднические услуги и взыскании неустойки.

Свои требования мотивировала тем, что между ней и ответчиком был заключен договор на оказание услуг по приобретению квартиры от 29.06.2006 г. Стоимость услуг составляла 20 000 руб. + 2 % от стоимости подобранной квартиры. В предварительном договоре купли-продажи, заключенном с продавцом, было предусмотрено, что квартира передается покупателю в течение 5 календарных дней с момента оплаты стоимости квартиры. Однако фактически передача квартиры состоялась через 9 дней после оплаты, просрочка составила 4 дня. Кроме того, по мнению истицы, ответчик оказал услуги ненадлежащего качества: предварительный договор был составлен ответчиком ненадлежащим образом, поэтому истице пришлось вносить в него уточнения.

Ответчик иск не признал, поскольку исполнил все обязанности по договору от 29.06.2006 г.: подобрал для истицы квартиру, произвел проверку правоустанавливающих документов продавца, составил предварительный договор купли-продажи квартиры. Требования истицы, связанные с просрочкой передачи квартиры, заявлены ненадлежащему ответчику — нарушение было допущено продавцом квартиры, а не ООО «К.О.».

Изучив доводы сторон, суд признал исковые требования 3-ой не подлежащими удовлетворению. Заключенный между истицей и ООО «К.О.» договор не содержит условий о сроках передачи квартиры. Обязательство по передаче квартиры в определенный срок ответчик на себя не принимал. Это обязательство предусмотрено предварительным договором купли-продажи квартиры, стороной которого агентство недвижимости ООО «К.О.» не является (Решение Советского районного суда г. Красноярска от 17.10.2006 г.).

В другом аналогичном случае заказчик предъявил иск к агентству недвижимости о возврате уплаченного по договору вознаграждения и возмещении убытков, мотивируя свои требования тем, что ответчик не исполнил надлежащим образом свои обязательства по договору, а именно: не обеспечил своевременное снятие с регистрационного учета членов семьи прежнего собственника жилого помещения. Просрочка составила один месяц, и все это время заказчик (покупатель) вынужден был оплачивать коммунальные услуги с учетом зарегистрированных в квартире членов семьи прежнего собственника (продавца).

Суд в иске отказал, поскольку при заключении договора купли-продажи заказчик был предупрежден о наличии зарегистрированных в квартире членов семьи продавца. К тому же, по условиям спорного договора, в обязанности агентства недвижимости входил лишь «контроль» за своевременным снятием с регистрационного учета членов семьи прежнего собственника. Не будучи стороной договора купли-продажи квартиры, агентство недвижимости не может нести ответственность за недобросовестные действия продавца и членов его семьи.

Автора Услуги риелторов Набор предоставляемых риелторскими агентствами услуг достаточно разнообразен: от полного сопровождения сделки до консультаций клиента по конкретным вопросам и оказания определенных услуг, например проверка юридической чистоты квартиры или сбор

автора

4.2. Финансовые услуги

Из книги Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей автора
Кратенко Максим Владимирович

4.2.1. Банковские услуги К банковским сделкам с участием потребителей можно отнести:- договор банковского вклада;- кредитный договор, заключенный в потребительских целях;- договор об открытии и ведении банковского (текущего) счета;- расчетные операции по поручению

Из книги Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей автора
Кратенко Максим Владимирович

4.2.2. Страховые услуги В соответствии с Законом РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», гл. 48 ГК РФ «Страхование» объектами страхования могут быть имущественные интересы, связанные с риском утраты определенного имущества, риском

Из книги Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей автора
Кратенко Максим Владимирович

4.4. Медицинские услуги В ноябре 2011 г. был принят Федеральный закон от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон об охране здоровья, Закон), который сменил ранее действовавшие Основы законодательства РФ об охране

Из книги Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей автора
Кратенко Максим Владимирович

4.5. Туристские услуги Туризмом признаются временные выезды (путешествия) граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства с постоянного места жительства в лечебно-оздоровительных, рекреационных, познавательных, физкультурно-спортивных, профессионально-деловых,

Из книги Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей автора
Кратенко Максим Владимирович

4.6. Коммунальные услуги Порядок предоставления и оплаты коммунальных услуг в настоящее время регулируется разделом 7 Жилищного кодекса РФ (ст. 153–160), а также принятыми в развитие положений Кодекса Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и

автора
Шефель Ольга Михайловна

Коммунальные услуги Коммунальные услуги — это обеспечение потребителей коммунальными ресурсами: холодной водой, горячей водой, электричеством, газом (в том числе бытовым газом в баллонах), тепловой энергией (в том числе и твердым топливом) для комфортного

Из книги Как разобраться в ЖКХ и не переплачивать автора
Шефель Ольга Михайловна

Жилищные услуги Жилищные услуги включают в себя:- Содержание жилого помещения;- Ремонт жилого помещения;- Капитальный ремонт.Если потребитель занимает в государственное или муниципальное жилье, добавляется плата за пользование жилым помещением (плата за наем).